Rambler's Top100

о проекте  |  контакты  |  гостевая  |  сотрудничество

     СТАТЬИ     НОВОСТИ     МОНИТОРИНГ СМИ     ДОКУМЕНТЫ     ФОРУМ     КАТАЛОГ

МОНИТОРИНГ СМИ

03 ноября 2006, 19:55

Шамовы

обсудить в форуме [реплик: 1]
версия для печати 

Шамовы – большой купеческий род староверов поморского согласия. Жили они в Уржуме, владели мельницей, магазинами. Из поколения в поколение Шамовы были активными деятелями и попечителями местной поморской общины, а в первой четверти ХХ в., когда старообрядцам разрешили строить храмы, на средства Шамовых в Уржуме был построен поморский храм.

На старом кладбище, где хоронили староверов, по сей день сохранились надгробия многочисленных представителей рода Шамовых.

Руины поморского "шамовского" храма в Уржуме. Храм был принудительно изъят у общины, закрыт, а затем наполовину разрушен и заброшен. Время довершило разрушительную работу... Но и сейчас видно, насколько внушительно выглядел храм в пору его расцвета.

Еще один "шамовский" храм есть в Казани. Он был построен трудами казанской ветви Шамовых. Позднее храм постигла та же печальная участь: он был закрыт, почти разрушен. В начале 90-х гг. ХХ в. храм передали старообрядческой общине, но уже не поморской, а белокриницкой. Казанские старообрядцы восстановили храм и теперь в нем идут богослужения.

В Казани имена Шамовых хорошо известны. Яков Филиппович Шамов, купец первой гильдии, почетный гражданин Казани, жертвовал средства не только на храм, он вообще был щедрым благотворителем. На его средства построена городская больница, которую в Казани до сих пор называют не иначе, как "шамовская".

Шамовы осели в Казани, потому что у купцов из Уржума были здесь деловые интересы. Но интересовали Шамовых и другие поволжские города. Так, в Самаре Шамовы занимались торговлей хлебом и лесом. Поэтому в начале ХХ в. имена Шамовых мелькают уже и в списках прихожан самарской поморской общины. Последний представитель самарской ветви Шамовых, Филипп Евтихиевич Шамов, скончался в 1994-1995 гг. Он был директором школы в пос. Ново-Семейкино под Самарой, жил там с женой, которая умерла через несколько лет после смерти мужа, был постоянным прихожанином самарского поморского храма. Сейчас дочь и внучка Филиппа Евтихиевича Шамова живут в Самаре.

Благородство, стремление к благотворительности и крепкая вера, – видимо, родовая черта Шамовых, которая проявляется на протяжении многих поколений. Совсем недавно мы сообщали о торжествах в связи с освящением нового поморского храма во имя Рожества Пресвятой Богородицы в Уфе.

Храм этот построен в значительной степени, трудами Сергея Кирилловича Казанцева, председателя уфимской поморской общины, предпринимателя. Казанцевы – это родственники Шамовых, в какой-то степени, их уфимская ветвь. Традиции живы...

Статья о казанском представителе рода Шамовых с официального сайта города Казани:

Яков Филиппович Шамов

Жил некогда в Казани в бывшей посадской ее части Филипп Шамов, средней руки торговец старообрядческой веры. И был у него сын Яшка, шустрый такой малый, ума вострого и схватывающий все на лету, рожденный в 1833 году.

Прошло время, и отдан был Яшка Шамов в учение к именитым казанским купцам-старообрядцам Фоминым, чтобы начать постигать "купецкие" науки, в коих Фомины были весьма сведущи. Братья Фомины, которых было трое, жили на улице, что именуется ныне Столбова, в двух домах под единым порядковым номером один. Дома эти стоят и сегодня за бензозаправочной станцией на ул.Кирова. Однако немногие знают, что некогда на месте этой заправки и прилегающего к ней сквера находился знаменитый в городе Сенной базар, воспетый даже в стихах великого Тукая. Дома братьев Фоминых выходили фасадом прямо на торговую площадь базара, и теория наук купеческих подкреплялась здесь для Яшки Шамова торговой практикой. Вскоре произведен был Яшка одним из братьев Фоминых в приказчики, стал именоваться Яковом Филипповичем и сделался ухажером дочери хозяина, Аграфены Христофоровны.

Свадьбу сыграли пышно, с купеческим размахом, и за свадебным столом дали братья бойкому приказчику свое "добро" на открытие собственного "дела", обещая помочь советом и средствами.

Дела у Якова Филипповича сразу пошли в гору, и скоро стал он арендатором самой большой в городе мельницы на Казанке в пять этажей, может быть, той самой, в которой сто лет назад укрывался какое-то время казачий царь Емелька Пугачев, совершив побег из гостино-дворского каземата. Вскоре деятельный и удачливый купец становится одним из крупнейших хлеботорговцев Казани и всего Поволжья и, как говаривали в те времена, "миллионщиком", ибо только одна его огромная мельница на Казанке имела более чем полумиллионный оборот.

Имела мельница и еще одну функцию. В периоды особо недоброжелательного отношения властей к старообрядческой ветви религии устраивал Яков Шамов в ней тайную молельню, куда стекались старообрядцы со всего города. Однажды на таком вот сходе и был избран Я.Шамов главой казанской старообрядческой общины. Эта "должность" помогла ему стать председателем правления Казанского купеческого банка, ибо среди русских купцов и промышленников того времени старообрядцев в городе было немало.

Время от времени захаживал Шамов к тестю, которого давно обошел и по капиталам, и по весу в городе, – отдать дань уважения и поблагодарить за науку. Он даже поселился совсем близко от Фоминых – через улицу, на бывшей Фуксовской, что зовется сегодня улицей Камала.

Дом Шамова под номером два и доныне стоит в самом ее начале, и за его толстыми стенами течет совсем иная жизнь, нежели сто лет назад. Тогда Яков Филиппович жил только в левой части корпуса дома, а вся правая его половина была определена под склады. За воротами и домом был мощеный двор с одним-единственным деревцем, ибо и двор и дом являлись для Шамова, собственно, торговым предприятием. По всему периметру двора стояли кирпичные кладовые за железными дверями под тяжелыми запорами. И сегодня, если заглянуть во двор дома со стороны улицы Правобулачной, можно увидеть остатки этих кладовых, сложенные из красного кирпича.

А уж какие бездонные подвалы имели шамовские кладовые! Каждый день, исключая, конечно, первопрестольные праздники, тянулись в этот двор, выстраиваясь в очередь, целые обозы телег с кулями, мешками и бочками, ожидая, когда дойдет их очередь для разгрузки. К каждой телеге подходил весь из себя гордый востроглазый приказчик с усиками и в до блеска начищенных сапогах; послюнявив карандаш, что-то записывал в тетрадь и только после этого давал команду на выгрузку. И скатывались в глубокие подвалы кладовых и складов бочки, грохоча по деревянным настилам; пропадали в разверстых пастях ангаров кули с мукой и мешки с зерном, – весь механизм работал четко и слаженно. Тут же по выгрузке-загрузке приказчик – по нынешним временам даже с трудом верится – сразу рассчитывал возчиков и рабочих, и стороны расходились, весьма довольные друг другом.

Я.Шамов, как, собственно, и многие казанские первостатейные купцы, вкладывал часть своих доходов в недвижимость и имел в центральной части Казани еще два дома, стоявших один возле другого на Вознесенской улице. Дома эти целы, носят оба единый порядковый номер и имеют адрес Островского, 25. Построены они в стиле классической эклектики и составляют вместе с каменными проездными воротами единый комплекс богатой городской усадьбы – здесь Яков Филиппович отдыхал, будучи уже в возрасте, от дел праведных.

Однако купец Я.Ф.Шамов был известен в Казани не только как крупный богатей-хлеботорговец и глава старообрядческой общины, но и как крупнейший меценат и благотворитель. Он жертвовал немалые суммы на нужды города, участвовал во многих благотворительных подписках, и последним подарком городу перед тем, как найти вечное пристанище на Арском кладбище, явилось возведение на его средства трехэтажной, да еще на цокольном этаже, прекрасной и современнейшей по тем временам больницы, построенной, если смотреть на нее сверху, в форме начальной буквы его фамилии на так называемой Третьей горе, от подножия которой берет начало современная улица Калинина. Злые языки говорили, что больница эта есть дань властям и Богу, ибо в русско-японскую войну попутал 72-летнего старика бес и он сознательно поставил армии бросовую муку, отчего начались у фронтовиков разные желудочные болести. И не будь этой больницы – быть Шамову на склоне лет тюремным сидельцем...

Так оно было или иначе – судить не будем. Известно одно – умер Яков Филиппович в 1908 году почетным гражданином города и в звании купца первой гильдии, а строительство больницы довела до завершения его жена Аграфена Христофоровна. Больница была торжественно открыта весной 1910 года и получила имя "Шамовская". С тех пор больница пережила чуть ли не десяток кампаний по переименованию всего и вся, однако сохранила в обиходе свое название и теперь уже вряд ли будет именоваться в народе как-то иначе. А это значит, что имя купца Якова Филипповича Шамова не будет забыто.

Знаете, а ведь именно так и приходит бессмертие...



Источник: "Самарское Староверие"


Староверы открывают тайны

Патриарх РДЦ Александр: "Каждый русский должен сам сохранять национальную культуру"

В центре Москвы 300 лет ждут прихода антихриста

Памятные даты в декабре: 450 лет со дня преставления преподобного Антония Сийского

"Днесь светло красуется славнейший град Белгород..."

Община в городе Вольске

Новости

>

Ежегодный Освященный Собор Русской Православной Старообрядческой Церкви начал работу в Москве

>

В Латвии проходит конференция "Традиции образования в староверии"

>

В Москве прошло рабочее совещание по реставрации церковного комплекса "Рогожская слобода"

>

В Рунете появился сайт латвийских старообрядцев

>

Митрополит Корнилий встретился с Сергеем Мироновым

>

Митрополит Московский и всея Руси Корнилий. Слово на память святого праведного первопечатника Иоанна Федорова

>

Митрополит Корнилий встретился с руководителем Департамента по культурному наследию г. Москвы

>

В Новгороде презентация сборника IX научно-практической конференции "Старообрядчество: история, культура, современность"

архив новостей...
    Рейтинг@Mail.ru   Rambler's Top100    
Староверы